Коллекция планетариев

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:09 

Для Улинталу.

А-а-а!
Есть справедливость на свете! Татьяна вчера домой приходит и рассказывает, что тот преподаватель, которому отдали мои часы у кинологов, уволился, прям перед новым учебным годом.
Учебная часть спрашивает, ее не хочу ли я к ним вернуться. А она им гордо отвечает, в смысле: «Нам вашей дочки и даром не нать и с деньгами не нать!!! У Дмитрия Алексеевича другие планы!»
Одно расстраивает - геморой будет у учебной части, а не у придурков со второго этажа.


Долго думал, что написать Вам про Верону. Очень много слов получается. Попробую покороче. Каждый кинолог портит свою первую собаку. Правда. Каро был очень неплохим овчаром, но я по глупости и молодости своей тогдашней угробил его спортивную карьеру. Последние девять лет своей жизни он прожил на диване. А я до конца своих дней буду, благодарен ему за то, что он изменил мою судьбу. Нашел мне жену и работу. Первые собаки, которых мы (сотрудники моего «поколения») взяли на работе были нами испорчены. Мы на них учились. Кстати! Помните конференцию в РГАЗУ перед дедовским ДР? Таня делала там доклад, основная мысль которого состоит в том , что собственная собака – главное учебное пособие студента.
«Ослик», скажите тоже! Вы же видели моего Тухломяса! Татьяна временами чуть не плачет, то за строгач хватается, то за кликер (возможно, 1-го числа она будет выступать на показательных в Лужниках :)). А я говорю: «Ты купила себе опыт». Это кстати не я придумал. Так 20 лет назад высказался мой друг, которого обокрали на рынке.
Помните мультфильм про Лашарика? «Если он смог приручить такого странного зверя, то ему можно доверить…».
Вы - натура впечатлительная, поэтому черные полосы на зебре кажутся Вам особенно черными, белые особенно белыми, а задница - бездонной.
Была в моей жизни такая история: работал я в одном НИИ после института. В нашем отделе работал замечательные человек, профессор Исаак Абрамович. Меня он очень любил и даже поручил мне руководить дипломом своей внучки Светы. Она потом мне со смехом рассказывала, что дед регулярно напоминает ей, что я – холостой. Как-то раз у меня было плохое настроение. Света это заметила и спросила в чем дело? Я в ответ начал ныть, что все плохо. Она улыбнулась и рассказала мне одну историю. Жену Исаака Абрамовича звали Лидия Андреевна – она была русской. «Когда после войны дедушка Исаак женился на бабушке Лиде и привел ее в свою семью, она как-то тоже начала ныть что все плохо» - сказала Света: «и тогда моя прабабушка Рахиль подошла к ней и сказала: «Лидочка, таки не смотри на тех, у кого лучше, смотри на тех, у кого хуже!»». Я до сих пор благодарен Свете и ее прабабушке Рахили за эту мудГость.
Так что отдохните сами, дайте отдохнуть Вероне и снова в бой!

22:15 

Для Улинталу.
Интересно как…
Когда злился на вас и тех, кто был до вас много раз обещал себе уволится и не возвращаться. Но возвращался, потому что на каждом курсе были те, кого хотелось снова увидеть. Сегодня высшее начальство объявило Тане, что колледж в моих услугах более не нуждается.
Неожиданно и грустно…
Еще один кусочек жизни закончился и уходит от меня. Я поступил в колледж вместе с Вами и вместе с Вами его закончил.

18:14 

Нет, начать все-таки надо.
В каждом из нас где-то глубоко-глубоко в душе сидят воспоминания о детских эмоциях. Да и вообще эмоции…
Так. Не туда.
(Улинталу, блин, втравила меня в это блоггерство! Писать для себя, в тетрадочку, намного легче!)


Я очень хорошо помню два таких чувства. Чувство моря и Чувство неба.
Примерно так году в 77-м или 78-м в один из весенних выходных отец взял меня за руку и куда-то повел. На мои вопросы отвечал что, идем смотреть корабли. Что такое корабли я уже знал. Это «речные трамвайчики» перевозящие народ по Москве-реке. Мы долго ехали на метро, потом вышли на станции Речной вокзал и поднялись на поверхность. Прошли через парк, Перешли через шоссе по подземному переходу и по длинной аллее пошли к большому белому зданию со звездой на длинном шпиле. На фасаде здания было много мозаик с изображением кораблей, морей, и дальних земель. Папа открыл большую, тяжелую дверь и впустил меня в огромный (как мне тогда казалось) зал с гербами на стенах. Снова дверь. И … Меня охватил восторг, который я помню до сих пор. Я увидел МОРЕ! И огромные белые корабли! Вода до самого горизонта! А там, за горизонтом прекрасные неведомые страны, в которых я когда-нибудь обязательно побываю. Нет, конечно, я видел противоположный берег Химкинского водохранилища. Но во первых построек тогда там было гораздо меньше, а во вторых для ребенка это было не очень важно.
Потом я много раз видел море но оно уже не вызывало у меня такого восторга никогда.

главная